?

Log in

Бесконечное путешествие по заросшей вереском пустоши
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in Павел's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Friday, December 28th, 2012
10:19 pm
Разведчики

В городе есть уголки, чудесно сохранившие след прошедших эпох. Так что диву даёшься и сердце сжимает – будто дверка в чудесный мир открывается.
Вот улица Пугачёвская над волжским обрывом, что нависает над заброшенными железнодорожными путями и грузовым портом… От места моей работы – два шага – и вот – деревянные домики, сараи и заборы. 19 век. Есть там незаметные тропы, по которым можно спуститься по заросшему деревьями и кустами склону – что я и сделал в морозный солнечный день вскоре после ожидаемого «конца света».
В зарослях обнаружились остатки фундамента. Та самая улица Степана Разина, которая есть только на городской карте. Внизу – старые портовые склады с побитыми оконными стеклами и ржавые рельсы 1913 года…
Иду по этой глухомани и вдруг слышу шорох в камышах… Кто-то вылезает из камышей…. Подумал было – собака… А вылез настоящий живой заяц… Серо-жёлтая шкурка. Присел на задних лапах, взглянул на меня и тут же рванул прыжками в сторону…
Я встал как завороженный… До центрального речного порта – рукой подать, до центра города – пятнадцать минут ходьбы… А тут – настоящий заяц живёт…
А может это неспроста… Может и вправду что-то сдвинулось согласно календарю майя и чуткие звери уже начали разведывать освобождающееся место?
Неделю назад поехал на дачу. В такое время года среди пассажиров речного трамвайчика – только самые упёртые дачники. Обстановка в стиле «Мертвеца» Джармуша. Холодно и сумрачно. А если сгущается туман – это уже «Морской волк», первая серия… Люди в салоне громко обсуждать свои новости. Одна тётушка рассказывает, как ходила в церковь, заказывала молебен о смене губернатора (вот он – волгоградский вариант Pussy Riots). И вдруг вижу – на краю прибрежной льдины сидит орёл, держит в клюве большую рыбу. Народ восхищённо смотрит на орла. Тот расправляет крылья и взлетает, распушив белый хвост.

Sunday, September 9th, 2012
11:19 pm
Фестиваль Радуга
30 июля я отправился на украинскую «Радугу». Ничего не загадывая, наслаждаясь дорогой в неизвестность, сродни погружению на океанское дно или полёту в космос.
Тот, кто ожидает от Радуги чего-то, похожего на «Дом солнца», будет жестоко разочарован. Хиппи на Радуге нет (их и в прочей-то природе практически не сохранилось). Радуга это фестиваль нью-эйджа со всеми его характерными признаками: штаны с мотнёй, барабаны, фаеры, пение мантр, контактные импровизации и мастер-классы по раскрытию чакр…
Публика на Радуге разношёрстна: вегетарианцы, сыроеды, адепты восточных дыхательных и танцевальных практик, автосопщики, кришнаиты, барды, музыканты и просто радужный народ без особых примет…
Радуга – это обособленный мир. Особые люди – особый стиль жизни. Этот мир меня не отверг, с какой стати мне отвергать его?
Радуга это особый мир, в котором действует только одно правило: не мешать и не вредить окружающим.
На Радуге много голых людей. Приедет новый участник, осознает себя фавном, радостно скинет одежды и на поляну. Раз прошёл, другой – никто не смотрит. Надоело, пошёл к палатке, штаны надел.
На Радуге почти не фотографируют. В этом тоже проявляется тактичность радужного народа.
На радуге много московских «хиппи» (разумеется, термин мой исключительно шутлив). Они приезжают на выходные, успевая в понедельник на работу. Девушки-«позизихи» катаются в красных «дэу» по окрестным дорогам, давят ужей, полевок и лягушат.
Триста человек живут в палатках, расположенных в лесу по окружности большой поляны. Но на Радуге нет толпы. Всё делается спокойно и осознанно. Большой круг, состоящий из разных людей, признающих общее правило – не мешать и не осуждать.
Если происходят крайне редкие конфликты, драки или кражи - виновных Радуга выбрасывает во внешний мир. Насовсем.
Два раза в день собиралось «пау-вау» - «сбор семьи». Обсуждение всех возникших вопросов, пение мантры (взявшись за руки в круге), обед из общих котлов. Радужная еда бесплатная и вегетарианская. По кругу ходят музыканты с «волшебной шляпой» для пожертвований «на крупы и овощи».
На Радуге каждый имеет право на пять минут славы. Во время пау-вау выступающие по-очереди говорят всё, что считают нужным сказать. Можно, например, рассказать о потерянных тапочках, а лучше – признаться всем окружающим в любви.
Наши палатки под берёзками на краю поляны – так что видно всё происходящее. Можно даже никуда не ходить, сидеть с чаем и книгой и быть участником фестиваля. Это особая радужная атмосфера – вроде бы ничего особенного не происходит, а состояние совершенно замечательное, которого не возникает ни на одной из волгоградских тусовок.
Пьянства на Радуге нет. Пиво держу под пологом палатки, соседние лагеря тоже имеют запас, но всё очень скромно, никто с бутылками по поляне не шатается.
Музыку играют днём (возле палаток) и вечером (у главного костра). Что очень радует – играют и поют только те, кто умеют играть и петь. Это замечательно отличает Радугу от любого из унылых местечковых «неформальских» фестов. Ни в первый ни в последующий вечера я не услышал хорового исполнения творений Цоя и Летова, чем был приятно удивлён.
Рядом с радужной поляной озеро, в котором растут и цветут кувшинки. Там в любое время плескалась куча детей и взрослых.
В деревне Осич, идти до которой больше пяти километров, на столбах у дороги, совершенно спокойно, не взирая на людей и машины, в гнёздах сидят аисты.
На второй день пребывания на Радуге после того как остановились часы и отключился мобильный телефон, я оказался вне привычных пространства и времени.
Пространство стало измеряться окружностью поляны и расстоянием до колодца, время – промежутком от первого до второго пау-вау, движением солнца и луны.
Это были ночи полнолуния. Вечером начинает сгущаться туман, в темноте он затягивает поляну, которая теряет свои дневные очертания, становится огромной. Лес отдаляется, в нём сверкают отдельные огоньки. В заполняющем пространство туманном озере плавают отдельные деревья. И вот сквозь эту завесу видно пламя костра, движутся тени окружающих его людей, доносится музыка – барабаны, флейты, скрипки – звуки искажены туманом.
На Радуге я читал «Ким» Киплинга. Бывает же такое удачное попадание – когда прочитанное в книге постоянно повторяется в происходящем вокруг. Читаю про бродячих индийских садху, и тут же вижу проходящего рядом смуглого человека с раскрашенном лицом, в бусах и цветной юбке. В течение нескольких дней прочитанное тесно сплеталось с увиденным.
В общем, никаких запредельных открытий и откровений и в то же время Событие, о котором нравится воспоминать. Что-то незаметно изменилось. Перезагрузка сознания. Стоит поехать туда ещё раз.
Friday, June 29th, 2012
12:35 am
Молфест Musser

22 июня открылась выставка «Молфест Музеер». Яркий пример того, как бездумная организация открытия может испортить впечатление от хороших работ.
Картины на самом деле хорошие. Особенно трёхметровый Дарт Вейдер, изображённый Наташей Медведевой. Сжимающий в широко раскинутых руках верёвки с подвешенными головами слуг мирового зла - некоторые из которых похожи на современных кремлёвских обитателей. Весь угол студии «Флейцкрафт» хорош – древняя мистика огромных насекомых, ящериц и черепов. Органично вписалась в него картина из постоянно экспозиции музея – групповой портрет трёх поколений русского семейства.
Плохо то, что устроили на открытии.
Куча сахарного песка, рассыпанного на входе. Какого хрена её рассыпали – не известно. Организаторы не знают, а зрителям по херу.
Примитивный рокопопс в исполнении известного тусовщика Улитина (уместный разве что в кабаке вроде «Белой лошади»).
Расставленные по залу женщины из пластического театра МИЕ: иногда шевелятся, но чаще стоят столбами в черных штанах и майках.
Публика как публика. В основном на улице (Улитина выдержать на самом деле трудно). Выпускницы гуманитарных факультетов – с безжизненными лицами и бесконечными фотосессиями. Заплесневелые культурологи.
Небольшое оживление внесло появление внезапного гостя. Дед-сталинградец, охуевший от увиденного (не забываем, какая дата), метался по залу, возглашая «наркоманы собрались». Тощую очкастую девицу, похожую на лесбиянку, от очевидного избытка чувств наш герой обозвал «беременной наркоманкой».
Душа требовала акций прямого действия. Самое простое и безобидное из которых – помочиться в мешок с сахаром.
Потом начали показывать кино… Что может быть хуже спектаклей студии МИЕ? Конечно, фильмы – студии МИЕ! Страшные предчувствия сбылись. Псевдокино, снятое по принципу «забыв выключить камеру, положил её на стол». Сначала актёры пьют пиво в забегаловке, потом курят во дворе на ступеньках, потом девушки в чёрном извиваются под развешенными простынями. Дальше не видел.
В общем, тех, кто считает своей целью показать современную молодёжную культуру воплощением безыдейного говна, можно поздравить с очередной победой.

Wednesday, April 25th, 2012
11:40 pm

Где-то на юге России есть невидимая стена, отсекающая всякое движение жизни. Она рассекает волго-донские степи от Таганрога до Камышина… Ничто живое не может преодолеть эту преграду…
Задумал я сделать в июне фестиваль этномузыки, фолк-рока и традиционных искусств. Название придумал «31 июня». Но, посмотрев и послушав местную публику, понял: даже если я один смогу замутить данное мероприятие – вынесут меня с него ногами вперёд…
Жаркое лето и море дешёвого пива довело волгоградскую популяцию до отупелого безразличия…
Возьму лучше билет но поезд и спокойно поеду на какой-нибудь подмосковный фест…

Но есть и хорошее…
12 лет назад, в ноябре 2000 года после первого концерта Саши Непомнящего в Волгограде мы объявили, что следующим событием будет концерт Калугина… Вот и дождались. Завтра утром к нам приедет Сергей Калугин.

Tuesday, April 24th, 2012
11:38 pm

Мне часто снится «альтернативный» Волгоград. Город, в целом сохраняющий существующее в реальности географическое положение, но с серьёзными изменениями. Другая планировка улиц, другие дома.
Особенно интересно бывает оказаться в месте, где уже бывал в момент окончания сна полугодовой давности. Как будто проникаешь в параллельный мир, сохраняющий своё устройство наравне с «реальным»…
Год от года эти сны всё более реалистичны. Сейчас в них уже никакой фантастики нет. Наоборот, вижу детали очень обыденные и доскональные… Остатки краски на деревянной раме, трава сквозь трещины в асфальте…
Вот и на этот раз я оказался где-то в «другом» городе… В северной его части. На улице, параллельной Волге, место которой я могу обозначить на карте, не разу не посетив наяву.
Там нет новых домов… Архитектура пятидесятых. Арки, округлые проёмы окон, каменные ступени, деревянные рамы, металлические решётки… Довольно запустелый и несовременный вид… Ни автостоянок, ни реклам… Но какое чудесное место… Во дворах – цветы, дорожки, фонтаны, столики, скамейки… Небольшой музей со старинными вещами… Я ходил от дома к дому, видел всё в подробностях. Там живут люди, избавленные от психоза современности. Они выращивают цветы и деревья, играют в шахматы, пьют чай и вино за одним столиком с соседями…

Saturday, April 21st, 2012
11:33 pm
Весна

Накануне Пасхи на турбазе «Викинг» открыл купальный сезон. На берегу в тени ещё лежали льдины. Зато как тепло выходить из реки на солнечный пляж. Купался на Голодном возле любимой ивовой рощи, только-только начинающей зеленеть…
На даче услышал шум в зарослях... Дрались два ярко-зелёных новорожденных дракона. Сцепились в кольцо и кусали друг друга... Потом один вырвался и удрал на соседнюю клумбу...
Слошные символы...

Sunday, April 8th, 2012
11:54 pm
Всерьёз о фейри

Уильям Йейтс утверждал, что в начале XX века все ирландцы верят в фейри. Даже ирландцы-атеисты. Мне было интересно, много ли от той веры сохранилось в наши дни.
И сдаётся, что не осталось практически ничего… В литературе, в музыке и в кино на протяжении минувшего века бушевали орды фейри. А в народе вера в них угасла.
Может быть, духов распугали английские энтузиасты, устремившиеся по примеру Йейтса на поиски «малого народца»?
Но вера старого ирландского крестьянина и вера современного романтичного интеллектуала – две совершенно разные веши.
Первый вырос рядом с фейри, с раннего детства знает о них, они живут в полумиле от его дома, как зайцы и совы. Для него более странным и непонятным будет мир без фейри. Он знает, что фейри существует так же, как знает, что если полоснуть ножом по руке – потечёт кровь.
Другой ищет, чем занять уставший ум. Для него мир фейри – сказка, которую он хочет принять, потому, что она лучше окружающей реальности.
Английское «Общество по изучению фейри» («Fairy Investigation Society») стало последней попыткой отнестись к фейри всерьёз. Образовано в 1927 году.  С середины 1990-х годов по настоящее время никаких вестей о своём существовании не подаёт. Причина, скорее всего, банальна и неизбежна - большая часть исследователей состарилась и непосредственно переселилась в мир фейри.

Вот так мы живём…
100 лет ожидания и короткая встреча.
5 минут. Взгляд глаза в глаза. Несколько самых обыкновенных слов.
А потом – ещё сто лет вспоминать эту встречу…

Жизнь жестока, но это наша жизнь.

Saturday, March 10th, 2012
11:02 pm
Путь во льдах

Читаю записи из дневника Р.Ф.Скотта. Следую за экспедицией день за днём, соблюдая дистанцию ровно в сто лет.
Путь, начатый 1 декабря прошлого года, выглядит беспредельно долгим. 17 января полюс. Затем возвращение по полярному плато.
Несколько спокойных дней начиная с 7 февраля. Горные цепи. После бесконечного льда - камни и земля под ногами. Горы, поднимающиеся над ледником. Странные выветренные камни. Куски угля с отпечатками древних растений. Теплое солнце, доброе самочувствие и уверенность в благополучном исходе.
Горный ледник временами превращается в лабиринт трещин. Это падения, остановки, потеря драгоценного времени.
Даже смерть 17 марта Эванса не подкосила оставшихся в живых, темп сохранился достаточно бодрым – в районе 15 миль в час.
Угроза резко обозначилась 2 марта. Как пишет Скотт «беда редко приходит одна». Признаки обморожения у Отса, резкое похолодание (до минус 40 ночью), недостаток керосина (банки оказались неустойчивы к сильным морозам), и что, возможно, самое опасное - ухудшение дороги. Скорость падает до одной мили в час. Сани тащить крайне трудно, усталость и истощение здесь не самые главные причины. Мороз и ветер изменили структуру поверхности. Теперь она как песок и совсем не скользит.
9 марта ситуация на леднике Росса становится критической. Очередной склад (теперь мы знаем, что он же окажется последним для экспедиции) обнаружил «нехватку во всём». Собачьи упряжки, которые как надеялся Скотт, должны были доставить туда дополнительные запасы, не пришли.
Метель всё чаще задерживает в палатке. Расчёты неумолимо показывают, что дойти до лагеря на берегу моря шансов почти нет. Уилсон по требованию капитана раздаёт смертельные дозы опиума. Всё-таки решено идти дальше покуда хватит сил...
Они шли к хижине на мысе Эванс. Она всё ещё стоит там, в том же виде, какой была век назад. Возможно это самое неизменное место на земле. Внутри столы, кровати, научные приборы. Одеяло, свёрнутое Скоттом сто лет назад. Ящики с не испортившимися продуктами – там почти никто не бывает, а те, кто приходят, ничего не трогают.
Дощатые стены выбелены столетними метелями. К хижине прислонены сломанные сани (скорее всего от другой экспедиции, но точно такие же, как и те – тяжёлые, неудобные, постоянно опрокидывающиеся).

Friday, February 24th, 2012
1:11 am
По тонкому льду

Наконец-то я осуществил мечту детства – прошёл по замёрзшей Волге до острова Голодный.
Когда-то смотрел на плывущие льдины и думал – вот станет крепким лёд – уйду на остров подальше от школы и общества.
В районе «волжских парусов» спустился по склону. Разбавленная сточными водами речка Царица, впадая в Волгу, растопила лёд вдоль берега. Прошёл вдоль оттаявшей полосы, в узком месте перепрыгнул – и вот я на волжском льду.
Удивительное ощущение: вместо реки – ровное ледяное поле, белая дорога. Заметил лыжню, уходящую от берега, и пошёл дальше по ней.
Пересёк полосу неровного, искорёженного льда. Присмотревшись, понял, откуда она появилась... Пристань речного вокзала сдавливает и ломает ледовое поле. Ниже по течению остаются навалившиеся друг на друга, поднявшие вверх острые края льдины. Как гребни динозавров торчат ряды этих обломков.
Дальше дорога была совсем ровной. Неизвестный лыжник послужил моим проводником до самого острова.
Приближаясь к берегу, явственно прочувствовал ощущения первопроходца полярных земель. Если б не рыбаки, бродившие тут до моего прихода – мог бы и я по праву первооткрывателя назвать этот берег чьим-нибудь красивым именем. Или по настроению: «берег уединения», «берег отверженности»…
Голодный встретил меня глубокими сугробами и злобными воронами. Среди тополевого и ивового редколесья оказались закрытые снегом канавы и ямы, в одну из которых я ушёл чуть не по пояс.
Обнаружил дорогу, снега на ней было поменьше, так что можно идти. После часовой прогулки, пройдя по моей оценке пол пути до Островной, повернул обратно. Устроил привал на северной оконечности острова и опять на лёд.
Тут я сделал ошибку, которая могла дорого стоить. Не возвращаясь на проверенный путь, пошёл напрямик к речному вокзалу, собираясь подняться на берег возле крайнего причала.
В том месте, где Голодный разделяет Волгу на два потока лёд довольно тонкий (его размывает сильное течение). Журчание и гул воды очень красиво доносятся из-подо льда. Там же оказались две полыньи с чёрной и быстрой водой.
Прошёл опасное место, двинулся дальше. На середине реки ветер выложил снег причудливыми дорожками и волнами. Ближе к волгоградскому берегу опять полоса битого льда. Здесь его больше, сплошные обломки. Рванул напрямик – и черпнул сапогом воду. Повторил попытку в стороне – та же история.
Мне такая ситуация не понравилась. Посмотрел на Центральный концертный зал, бывший уже в сотне метров от меня. Почему-то представил работника, с важным видом выносящего на сцену пюпитр. Мысль о том, что через два дня доблестный пюпитроносец совершит своё привычный ритуал перед воскресным концертом, несмотря на то, что я нырну под лёд, показалась мне возмутительной…
Но в этот раз матушка-Волга не забрала мою жизнь. Я решил обойти опасное пространство и не спеша пошёл на юг по широкой ледовой дороге, искать более надёжное для прохода место.


Sunday, February 12th, 2012
10:59 pm

Хмурые «английские» дома на улице Пельше оживились в лучах зимнего солнца. Дома в начале 20 века были построены из красного кирпича, но в стенах у многих из них есть большие вставки из белого – следы военных разрушений.


10:49 pm

В Старой Сарепте мы были на празднике, устроенном татарским обществом по случаю годовщины завершения Сталинградской битвы.
После зашли в старые немецкие дома – аптеку и купца Гольдбаха. В купеческом доме восстановлен винный погреб. Поговорили с молодой смотрительницей о местных призраках. Тут сразу моя шапка пропала. Но вскоре нашлась.
Весной опять собираемся в Сарпету. Изучать мистические предания и историю виноделия (с дегустацией в старом подвале).
Пройдя в сторону от центральной сарептской площади, обнаружили другие немецкие дома и корпус горчичной фабрики Глича.
Над городскими кварталами белеет стена Ергенинских холмов.

10:11 pm

Мороз и снег придали городу праздничный вид.
В 20-градусный мороз ощущения обостряются. Мир вокруг становится ярче, резче. Ветер железными пальцами трогает лицо.

В конце января - начале февраля побывал в старых царицынских местах.
На Пугачёвской улице последние дома старого города прижались к обрыву, под которым – заброшенные железнодорожные пути и склады грузового порта.
Десяток дореволюционных домов - кирпичных и деревянных -  часть из которых относилась к сушествовавшей здесь компании Волго-Донской железной дороги. Здесь даже сараям больше века.

Рядом проходит улица имени Степана Разина – она представляет собой дорогу,  протоптанную между сараями и огородами, принадлежащими жителям домов на улице Пугачёвской.

Сохранившийся вид царицынской улицы вскоре будет бесповоротно утерян. Среди дореволюционных домов готовится строительство многоэтажного монстра.



Saturday, January 28th, 2012
10:42 pm
В первый день Года Дракона я пришёл в гости в большую русско-казахскую семью.
Ночью вышел на лоджию. С высоты смотрел на старые двухэтажные дома, выстроенные когда-то для рабочих артиллерийского завода «Викерс», красный кирпич и круглые чердачные окна напоминают об их родстве с Англией. Рядом с каждым маленький сад, заваленный снегом, узкие вытоптанные дорожки.
Вокруг этого царицынского массива - многоэтажки. Если высунуться, слева можно увидеть угол ДК Гагарина и кусок прилегающего парка. Если смотреть прямо – на западе за матрицами из ячеек-окон – черная полоса, в которой угадывается долина Мечётки. Ещё дальше – снова группы огней, вытянувшиеся на краю видимого пространства, окраинные посёлки города. Дальняя темнота дышит убийственным морозом, пугает представлением о пешем переходе.
В час ночи выбрались на свежий воздух, крепкий мороз ощущался, но не особо мешал прогулке.
Старый мудрый змей не спеша пролетел в темном небе, шевеля покрытыми инеем крыльями.
На следующий день детей решили не отправлять в гриппозную школу. Поэтому утро прошло спокойно, детвора спокойно проспала до завтрака. Заглянула соседская девочка, спросила подругу-одноклассницу… Представляю себе её последующий рассказ о славной квартире. В большой комнате – «утро стрелецкой казни». На полу и диване спят казах, татарин, киргиз и я. «Бабай» расположился на кухне (старик обычно в 4 часа утра ужинает).
Однажды летом на Островной «бабай» пропал. Вечером пошёл на берег Волги за хворостом. Собрал целый мешок, забыл его на берегу. Пришёл к домикам. Семейство ужинало возле костра. Дед вспомнил про хворост – пошёл назад и пропал. В темноте пошли на поиски. Ирина с дочкой Динарой идут по ночному лесу, дрожат, держатся вдвоём за фонарь. Пусто, ни одного огня, шорохи и хрусты вокруг.
Звали деда, припомнив все его прозвища: «дед-капердед!», «дурьян-мурьян!» Нет деда…
Тем временем «бабай», спутав направление, уходил всё дальше от базы. Наконец, вышел к дачному обществу, узнал домик, где жил один из его собутыльников. Бабай захотел воды и прошёл в калитку. Перепутав, вместо дома залез в сарай. Толстый придурковатый хозяин выскочил из двери и прогнал несчастного «бабая», не дав напиться.
Дед побрёл дальше в поисках воды, дошёл до очистных сооружений и напился из «вонючки» - залива, образованного очищенными стоками. Потом забрался в заброшенный ангар и заснул.
Родственники, оставшиеся на базе, были вне себя от волнения. Утром приехал Мура, узнав о происшествии, сам отправился на поиски. Объехал на велосипеде очистные и заметил вдали «бабая». Тот отчасти потерял память, не соображал, где находится, и при появлении Мурата пытался скрыться в своём ангаре («ну я к себе пойду»).
Деда кое-как привели в чувство и отвезли в городскую квартиру. Последствия ночных блужданий и питья из «вонючки» сказались на здоровье. До больницы дело не дошло. Дед отлежался дома, сознание постепенно прояснилось.
Sunday, January 22nd, 2012
11:37 am
Придумал сказочный сюжет…
Живёт человек. Приходит с работы домой, ест, садится к письменному столу, выдвигает ящик, заглядывает внутрь и до поздней ночи сидит, не отрывая глаз от его содержимого.
А внутри ящика – целый город. Картонные дома, пластмассовые люди. Ходят, говорят, фотографируют, дерутся, сексом занимаются, на стенах пишут.
Хозяин стола смотрит туда, что-то кричит обитателям. То плюнет в них, то кусок сахара бросит.
Лёг он спать и увидел страшный сон: сам сидит в ящике вместе с другими его игрушечными жильцами. А сверху всё время что-то кидают…

Подумал про «вконтакте»: наряду с окружающим «оригинальным» миром существует его копия (или альтернатива) размером с экран монитора.
Saturday, January 21st, 2012
9:57 pm
Записки на снегу
Обычно в ноябре-декабре закрывал дачу и забывал до апреля. Дом «спал», покрывались инеем стены, шкафы, посуда, книги, пластинки…
В этом году в январе с первыми снежными днями снова поехал. По дороге встретил соседа, шли между лесом и домами: полная тишина, одна-две дорожки следов.
Первым делом разжег огонь в печке. Потом топором расколол кусок чистого льда – для чая и супа. Ходил во дворе, смотрел на деревья. Опилил разросшийся можжевельник.
Купленный осенью проигрыватель (Вега-110) работает, крутит Болана и Боуи, только скорость скачет – вместе с напряжением в сети.

Очередное крещенское купание было куда комфортнее предыдущих. Пришёл в 12 часов, нашёл палатку, прогретую теплом от железной печки. Самый неприятный момент – натягивание одежды на ветру и застёгивание пуговиц заледеневшими пальцами – в этот раз не грозил. Два года назад при 15-градусном морозе пальцы ещё полчаса не гнулись.
А так хоть каждый день купайся. Тем более что поблизости разливали горячий крепкий чай из походной кухни.
Вода сдавливает грудь, вдохнуть трудно. Вышел – тепло, будто пальто надел. Были б у меня тапки (которыми предусмотрительно запаслось большинство купальщиков) ещё бы погулял на морозе.
Потом в сквере над берегом не спеша бродил, радуясь бодрому и спокойному состоянию.

Кстати о морозе.
17 января 1912 года полярная партия британской антарктической экспедиции (Роберт Скотт, Эдвард Уилсон, Лоуренс Отс, Эдгар Эванс, Генри Боуэрс) достигла южного полюса. 18-го они увидели оставленную норвежцами палатку…
История знакомая мне с детства. Р.Скотт – самый популярный в России англичанин (не считая Шерлока Холмса).
Sunday, September 11th, 2011
12:08 pm
Что я помню про 11 сентября
Я надолго запоминаю подробности ярких событий.
11 сентября 2011 года было наполнено массой эмоций. Интересно вспомнить картину нью-йоркских событий, раскрывавшуюся в первых сообщениях.
Первая оценка произошедшего, прозвучавшая по российскому радио, не была однозначно негативной. Молодой журналист взволнованно говорил о том, что удар по торговому центру не случаен – именно там сосредоточены офисы транснациональных корпораций, многие годы эксплуатирующих население «третьего мира». Именно так «теракты» восприняли изначально – как удар возмездия бедных по богатым. Затем говорили о «палестинцах», захвативших авиалайнеры. Число захваченных достигло десяти.
Новые сообщения рисовали картину надвигающегося Армагеддона. Лайнер, взорвавшийся в аэропорту Денвера. Взрыв в небе над Питтсбургом. За вычетом трёх, достигших целей, оставалось шесть. Шесть управляемых ракет кружили в сознании американцев над их головами. Поднялись по тревоге перехватчики, готовые уничтожать любой находящийся в воздухе пассажирский борт.
Война (судя по сообщениям СМИ) начиналась и на земле. Бомба взорвана под мостом через Потомак. Грузовик с вооруженными арабами уничтожен в центре Нью-Йорка.
Заснувшая было история, пробуждалась. Казалось, скоро из дыма и пыли, окутавших Манхэттен, появятся сумрачные треножники марсиан.
Через день сообщили о пятидесяти тысяч погибших (столько чёрных мешков заказали спасатели). Потом эта цифра постепенно снижалась.
Не всех погибших можно назвать стандартным «офисным планктоном». Были пожарные, лезшие в пекло, спасая обречённое здание. Были те, кто помогал выходить раненым. Жаль только, что современному «менеджеру» не часто выпадает шанс стать полноценным человеком – и то перед тем, как сгореть в тысячеградусном пламени.
Saturday, September 10th, 2011
12:07 pm
Вечером разжег в железном ящике огонь. Покрасил пень, покрыл лаком скамейки. На беседке подвесил два колокольчика. Сплошная бытовая магия…
С наступлением темноты меняется восприятие окружающего мира. Появляется ощущение того, что находишься на территории, издавна имеющей своих хозяев. Ничего подобного не бывает в светлое время суток. Днём я уверен, что земля, которую я перекапываю и поливаю, принадлежит только мне.
Речь не о представителях известных нам биологических видов. Животные кажутся относительно близкими, почти лично знакомыми. Ёж, пробегающий в кустах или какая-нибудь птица. Они посредники, кочующие из человеческого мира в «другой».
Почти в шутку спрашиваю себя: а вот если среди ночи услышу скрип качелей или перезвон колокольчиков – мою реакция? Выйду посмотреть или сделаю вид, что во всём виноват ветер?... Совершено беспричинный иррациональный страх. Ведь по здравому рассуждению при гипотетической встрече с обитателями иной реальности (пресловутыми «хозяевами») надо радоваться, а не пугаться.

С дачи уезжал ранним – шестичасовым рейсом. Встаю затемно, выхожу в предрассветных сумерках. В стороне - единственное освещённое окно. Становится от этого тепло и уютно, представляешь стол, чай и человека, читающего всю ночь. А скорее дачник забыл свет выключить. Уже находясь на борту, вижу, как над песчаным берегом восходит солнце.
В ноябре приходилось уезжать в такое же время – мрачно и холодно. Мимо леса, под звёздами, яркими в морозном воздухе. Подходишь к пристани, освещённой луной. Кучка людей приглушённо переговаривается в ожидании катера. Привязалась ассоциация – «ждём ладью Харона».
Friday, September 9th, 2011
11:55 am
Прыжки во времени
В последний день лета сделал себе неожиданный подарок. Купил журналы «Вокруг света» за 1947 год (11 номеров за 1000 рублей). Продавца разыскал в гараже, расположенном на краю Жилгородка. Из хранимых редкостей заметил у него также «Православный календарь» за 1945 год.
Потом сидел на скамейке с банкой пива, листая журнал. Чёрно-белые листы. Цветные обложки и вкладки. На лицевой стороне обложки – обычно акварельный рисунок. Так закончилось лето.

В первый день сентября без особой цели, пользуясь солнечной погодой, отправился куда глаза глядят, а конкретно – в старую часть Тракторозаводского района.
На площадке возле кинотеатра «Ударник» акации и дома с колоннами и лепниной в виде знамён, гербов и орудий труда напоминают о южных приморских городах 50-х годов.
Старик-ветеран рассказывает скамеечной соседке (пришла на танцы для пожилых) об астрономии. «Вот как вы можете представить бесконечность? Никто не может представить бесконечность… Солнце угаснет через несколько миллиардов лет. Превратится сначала в красного гиганта, потом в белого карлика, в конце в чёрного карлика».

Monday, August 29th, 2011
1:15 am
"Новая лодка"
Фестиваль авторской песни «Новая лодка» прошёл в выходные. Первый приз получил «Абрис» - воронежская группа, играющая фолк-рок с романтичными текстами. Бардов старого образца было мало.
Один пожилой бард выступил под занавес фестиваля. Он пел, сидя на стуле, микрофон склонялся и бард склонялся вслед за ним. Слов было не разобрать, барда это совершенно не смущало.
Если в совершенстве постичь дух «ксп», можно написать идеальный цикл авторских песен. Каждая должна играться равномерным чередованием двух аккордов. Петь с ровной интонацией, без эмоций. Текст должен состоять из предлогов, союзов и междометий. Весь смысл можно заключить в названии – «песня о любви», «песня о друзьях», «песня о весне».
Барды в своём лице смогли сохранить память об образе жизни советской интеллигенции. Уверенность в том, что всё вокруг всегда будет таким как сейчас. Непробиваемое спокойствие, вечная ирония по любому поводу. Туманность и иносказательность (чтоб не догадались жена, начальство и КГБ).
Запомнился ничего не выигравший Михаил Медведев из Саратова. Эдакий пост-хиппи, каких было много 10 лет назад – очки, хаэр, камуфляжные штаны. Песня в память Башлачёва.
Сверкнули вне конкурса «Ежовы рукавицы».
Глубокой ночью появились «Стереомоно» - две акустические гитары, взрывной репертуар из Майкла Джексона, «Биттлз», Роя Орбисона. Плясать под них хорошо.
Thursday, August 25th, 2011
1:09 am
На Сарпинском
«Час зачатья я помню не точно» - признавался Владимир Высоцкий. А вот любители «холлотропного» (всё-время тянет написать – «холокостного») дыхания, вволю надышавшись и основательно провентилировав мозг, начинают вспоминать собственное рождение и зачатие. Идея у них простая – все проблемы от трудного рождения, можно «вернуться» и исправить. (То, что после рождения на голову человека обрушивается масса других неприятностей - почему-то в расчёт не принимают).
Наблюдал я за ними на Сарпинском. В лесу и на пляже.
Такие сектанты (практикующие оддитинг, ребёфинг, трансферинг) любят всё упрощать. В этом они похожи друг на друга. Часто изображают деланный позитивизм – щас телепузики обнимутся и станет им хорошо. Им ничего не интересно, кроме своих учений и техник. Невозможно говорить с саентологом о чём-то кроме саентоложества. Холлотропники на острове даже купаться не ходили – настолько ушли в дыхание и массаж. И они на самом деле не хотят ничего делать – хотят всё получить сразу и просто так.

Ночью по ту сторону Волги – между тускло светящейся водой, чёрной полосой леса и небом - распростёрся дракон. Его шкура сверкала тысячами огней, он лениво шевелился в потоках ночного воздуха. Совершенно чёрный изгиб речного берега, поросшего лесом, закрывал волгоградский берег, оставляя на виду только полосу дальних холмов, покрытых россыпью огней – от этого иллюзия появления сказочного монстра усиливалась. Он выглядел встревоженным, готовым вмиг вздрогнуть, оттолкнуться от земли и ринуться в небо. Огни казались раскалёнными углями или драгоценными камнями, а скорее теми и другими сразу. И странной была мысль о том, что можно жить в одном из этих сверкающих драконьих огней.

Две красные цепочки огней – они светят на огромных антеннах-ретрансляторах – ночью похожи на ворота космопорта.
[ << Previous 20 ]
About LiveJournal.com